Автомобильный портал

Суперкары

Все предки Орасио Пагани в обозримом прошлом были пекарями. Однако судьба приказала аргентинскому гению стать лучшим в мире по «кулинарии» другого рода - выбиться в мэтры «выпечки» сверхсовершенных карбоновых суперкаров! Прапрадед Пагани бежал в 1875 г. из голодавшей Италии в сытную Аргентину. Семейство поселилось в маленьком провинциальном городишке Касильда, в 350 км на запад от Буэнос-Айреса - настоящей «дыре». Даже сегодня, когда Аргентина постепенно становится вполне цивилизованной западной страной, родина Орасио Пагани все еще вполне соответствует термину «на краю света».

На средства от своих «поделок» Пагани смог построить в окрестностях Касильды маленькую мастерскую. Способности Пагани заметил Энрикс Ниццо - местный дилер Renault, чья команда выступала в национальном аргентинском чемпионате Формулы 2. В 1977 г. Ниццо попросил Орасио разработать и построить новые кузова для его «формул». Заказ был выполнен в минимальные сроки - за три недели - и крохотным бюджетом. И сразу - громкий успех! Команда Ниццо запросила у молодого Пагани разработку и постройку совершенно новых болидов.

В 1982 г. Пагани совершил разведочный тур на родину предков, в Италию. Он посетил фирму своей мечты - Lamborghini. В тот приезд должна была произойти встреча самим Энцо Феррари! Но Commendatore в назначенный день захворал, а потом Орасио с головой окунулся в общение с командой инженеров Lamborghini... Однако в целом низкорослого «зануду» из страны третьего мира на его исторической родине встретили довольно прохладно. К тому же именно в те годы Аргентина пребывала на пике международной одиозности - диктаторский режим военной хунты бесчинствовал политическими репрессиями.

В конце 80-х Пагани сотворил вершину этого периода - ограниченный выпуск модели Lamborghini Coimtach 25th Anniversary, посвященной четвертьвековому юбилею компании. В отличие от стандартной Conntach, кузов этой эксклюзивной версии целиком построен из карбона - первый серьезный «карбоновый экзерсис» Пагани! Интересно, что для Countach Anniversary, как и для параллельной модификации Countach Evoluzionc, смекалка и опыт Орасио позволили изготовить углепластиковые панели без помощи автоклавов!

Орасио пытался уговорить руководство Санта-Агата Болоньсэс организовать отдельное направление, посвященное композитным проектам. Но в хаосе, сопутствующем тогдашней Lamborghini, никто не воспринимал призывы Пагани всерьез. Тогда отважный аргентинец отправился в самостоятельное «плавание». Это решение оказалось поистине судьбоносным! Орасио арендовал маленький цех недалеко от Lamborghini, занял денег и купил собственный автоклав - незаменимый инструмент для продвинутой работы с карбоном. В 1991 г. это был всего лишь пятый подобный автоклав в Европе!

Упиваться успехом, жить в свое удовольствие было для Пагани несвоевременно! Ведь у него по-прежнему в душе горел огонь великой ЦЕЛИ - создать самый совершенный суперкар планеты! К середине 90-х годов работы над проектированием такового шли полным ходом. К тому времени Орасио стал близким другом культовой фигуры своей родины Аргентины - пятикратным чемпионам мира Формулы 1, Хуаном-Мануэлем Фанхио. Проект суперкара во время первоначальных стадий носил имя Fangio F1 - именно так должна была называться и марка, основанная Пагани. К несчастью, летом 1995 г. Фанхио ушел в мир иной.

Годы напряженных трудов в полной безвестности увенчались весной 1999 г. мировой премьерой на автосалоне в Женеве! Автомобильный мир был в шоке - перед публикой предстал НЕ очередной сырой полуфабрикат сумасшедших кустарей, а отточенный, отшлифованный и омологированный образец высших стандартов качества. Все отмечали главную изюминку - дизайн Pagani сумел преподнести свежий, колоритный взгляд на академический облик суперкара! Более того, Zonda уже с первого своего появления на публике и ездила, что называется, по-взрослому.

С тех пор прошло больше десяти лет. У Пагани, разумеется, были некоторые сложности в течение первых нескольких лет бизнеса. Но природная изворотливость аргентинца пока его не подводила. Например, в 2000 г. он скооперировался с местным итальянским «Королем матрацев», продав тому миноритарный пакет акций компании. Это дало необходимые свежие деньги на создание новых версий Zonda. Вскоре, когда пошли хорошие платежи от новых заказов, Орасио выкупил у производителя матрацев долю обратно - за ту же цену. Правда, Pagani Antomobili к тому моменту стоила уже значительно дороже...

... Массированные положительные метаморфозы, которые претерпела прекрасная Zonda C12S, чтобы превратиться в Zonda F, еще больше оправдывают цену облагороженного суперкара - свыше 700 тыс. евро (tax-free). Этот ценник и раньше казался завышенным только полным профанам, считающим, что такую круглую сумму можно отстегнуть лишь за модели самых прославленных марок. Впрочем, в сообществе настоящих ценителей и коллекционеров статус: бренда Pagani уже вполне сопоставим со «святыми» именами Ferrari, Bugatti или той же «первой любви» Орасио, Lamborghini!

Сегодня главная забота Пагани - стройка нового завода, который в два раза крупнее существующего. Мощности нужны для архиважной миссии - запуска Zonda второго поколения, пока еще существующего под кодовым названием С9. Это будет революция в истории всеми любимого суперкара «на букву Z». Главные «родовые» черты, присущие нынешней Zonda, продолжатся и па повой машине. Однако стилистика С9 все же принципиально отличается, как и источник, вдохновивший руку Пагани!

Страницы