Автомобильный портал

Суперкары

"Самое удивительное, - говорит тестовый пилот Дени Морен, - это даже не разница в реальном разгоне между двумя версиями двигателей. Фактически она составляет всего пару десятых секунды. Однако пропасть в чувствах - многокилометровая! И вся причина - в характере настроек моторов. Standard, конечно, тоже трудно назвать смиренным и хладнокровным - даже Ferrari Enzo или Lamborghini Murcielago LP640 по кажутся после него меланхоличными! Однако в общем поведении "простого" агрегата Zonda F все-таки есть некоторая сдержанность, линейность, тактичность.

Вариант Clubsport - настоящий САТАНА! Его гигантский крутящий момент не ждет для начала своего мятежа 4000 об/ мин, как это делает Standard. Уже па 2700 об/мин всесильные ньютонметры будто бы пытаются растоптать пилота, расплющить его о поверхности кожаного кресла! Задняя ось старается смертоносными качелями метаться вправо-влево! А после 5000 об/мин наступает кульминация: под леденящий скрежет "литавр" двигатель V12 заходится в агонии - он беспощадно, волюнтаристски зашвыривает машину вперед! Нервозность, эпатаж и интрига момента колоссальны!

Если на многих других суперкарах, например, тех же Ferrari, жесткое ускорение вызывает радость и гогочущее веселье, то катапультирование Zonda F рождает другие чувства. Здесь сильный нажим на правую педаль первым делом активирует... инстинкт самосохранения! "Высоковольтный" удар, пробирающий все тело от пуляющей, орущей и трясущейся машины, мгновенно приводит к варварскому обалдению психики.

"F" в названии у той Zonda означает Fangio - как напоминание того, что на свете есть множество мужчин, способных раз за разом укрощать самые страшные болиды! Хуан-Мануэль Фанхио годами гонялся (без ремней безопасности, в одном кожаном шлеме и рубашке-поло!) на мощнейших четырехколесных "корытах", которые были во стократ опаснее и непредсказумее нынешней Zonda! И ничего - не жаловался!". Возможно, Пагани прав. Пока же Zonda F может ограждать своего пилота только одним "средством спасения" - несложной противобуксовочной системой ASR.

Но зато уж, как только появляется возможность разогнаться до высоких скоростей, Zonda не дает больше повода для какого-либо беспокойства - аэродинамическая устойчивость машины остается ее падежным "якорем"! Витиеватые "изломы" кузова F Roadster при 300 км/ч обеспечивают 600 кг прижимной силы! Откуда, удивитесь вы, возьмутся "три сотни" на второстепенных дорогах сельской местности?! Да нет проблем! Достаточно выбрать длинный прямик между полей, подождать, пока впереди не будет видно ни одной машины, и дать волю всем двенадцати цилиндрам AMG-Mercedes!

"Однако, - предупреждает Морен, - не нужно из всего сказанного мною делать однозначный примитивный выбор: "Zonda F опасна и неуправляема; только для гонщиков". Спору нет, это действительно недетский суперкар, таящий в своей мощности потенциальную убийственную угрозу. Однако хищник-людоед в лице мотора AMG-Mercedes может быть также и ласковой "домашней зверюшкой". Потрясающая "воловья" тяговитость двигателя с самых низких оборотов и вполне сговорчивое сцепление дозволяют любому водителю без опасений добраться из точки "А" в точку "Б".

Различие между двумя нашими тестовыми Zonda F Roadster коснулось и области тормозов. У Standard, разумеется, классические стальные диски, а у более мощного Clubsport - композитные. В отличие от настройки подвески, в этом выборе мы склонны поддержать дорогостоящий узел Clubsport. После получасового "схождения" с горных серпантинов на Zonda Standard, ее обычные металлические тормоза уже не обеспечивают хваткости, которая необходима для дикой динамики машины! А вот композитным дискам Clubsport - усталость "по барабану"! Не говоря уже об их разительном превосходстве в эффективности.

Все предки Орасио Пагани в обозримом прошлом были пекарями. Однако судьба приказала аргентинскому гению стать лучшим в мире по «кулинарии» другого рода - выбиться в мэтры «выпечки» сверхсовершенных карбоновых суперкаров! Прапрадед Пагани бежал в 1875 г. из голодавшей Италии в сытную Аргентину. Семейство поселилось в маленьком провинциальном городишке Касильда, в 350 км на запад от Буэнос-Айреса - настоящей «дыре». Даже сегодня, когда Аргентина постепенно становится вполне цивилизованной западной страной, родина Орасио Пагани все еще вполне соответствует термину «на краю света».

На средства от своих «поделок» Пагани смог построить в окрестностях Касильды маленькую мастерскую. Способности Пагани заметил Энрикс Ниццо - местный дилер Renault, чья команда выступала в национальном аргентинском чемпионате Формулы 2. В 1977 г. Ниццо попросил Орасио разработать и построить новые кузова для его «формул». Заказ был выполнен в минимальные сроки - за три недели - и крохотным бюджетом. И сразу - громкий успех! Команда Ниццо запросила у молодого Пагани разработку и постройку совершенно новых болидов.

В 1982 г. Пагани совершил разведочный тур на родину предков, в Италию. Он посетил фирму своей мечты - Lamborghini. В тот приезд должна была произойти встреча самим Энцо Феррари! Но Commendatore в назначенный день захворал, а потом Орасио с головой окунулся в общение с командой инженеров Lamborghini... Однако в целом низкорослого «зануду» из страны третьего мира на его исторической родине встретили довольно прохладно. К тому же именно в те годы Аргентина пребывала на пике международной одиозности - диктаторский режим военной хунты бесчинствовал политическими репрессиями.

Страницы